К вопросу о био- и социологии эльфов

Обсуждается био- и социология эльфов: как должно быть устроено их практическое бессмертие на уровне физиологии и как они пониманию - вместе с другими  героями - в российских реалиях.

Print Friendly Version of this pagePrint Get a PDF version of this webpagePDF

арт-барышня-красивые-картинки-fantasy-art-art-3554981Биология: устройство практического бессмертия

«Неожиданно пришло в голову, как должно быть устроено практическое бессмертие эльфов на уровне физиологии. Очень просто, по аналогии с человеческим зрением. У нас под обработку зрительных сигналов разнаряжено минимум половина коры мозга, а лягушка или рыба вовсе никакой коры не имеют, и все равно неплохо видят. Человек тоже использует подорковые зрительные центры, но не для зрения типа «ба, да этот чувак с бородой — мой друг детства Вася!», а для более базовых вещей вроде координации положения глаз в зависимости от наклона головы.

Известно, что в процессе эволюции зрение как бы мигрировало все выше и выше из подорковых структур в кору, скажем, у мышей клетки чувствительные к ориентации линий еще есть в таламусе, а у котов уже все, они в первичной коре. У нас и подавно. Эти площади дают нам возможность максимально разнообразить репертуар действий, базирующихся на зрении, доводя его до экстрима: от письменности и вдевания нитки в иголку до фехтования и мысленного сочинения орнаментов.

Так вот, теперь про эльфов. Представим себе, что у эльфов подобным образом эволюционировали возможности анализировать и использовать висцеральные сигналы. Обработка сигналов от внутренних органов улучшилась и усложнилась, а возможности управления расширились, существенно увеличив способность организма чинить себя. При этом часть процесса вполне бессознательная, как для нас поворот глазных яблок при наклоне головы, а часть — вполне сознательная, как для нас — закрыть глаза и представить себе вращение фигуры, или решить подобрать краски палитры картины, которую мы еще только планируем нарисовать. Эльф же может заснуть на сто лет, например, потому что ему скучно. Или стать на время зеленым в коричневую полоску, чтобы лучше маскироваться. Начать люминесцировать руками, освещая путь в пещере. Или обратить внимание на проблемы своей поджелудочной железы и восстановить ее функции.  В результате он и становится с нашей точки зрения почти бессмертен и наделен рядом вполне магических в нашем понимании черт. У эльфов должна быть несколько крупнее голова, чтобы вместить новые области коры, голова при этом, вероятно, больше скорее в высоту, потому что затылочные части расширять не надо, надо инсулярные и лобные. Лоб становится выше, и пропорции лица несколько вытягиваются.

Тогда более мелкие лесные народцы, пикси там всякие, лешие и прочая шелупонь с эволюционной точи зрения относятся к эльфам примерно как макаки к нам: они уже определенно имеют часть магических свойств, но не весь эльфический комплекс качеств.

Источник catta

Социология: обсуждение в российских реалиях

«Если бы Толкин был не идеалистом, а материалистом, то у него бы не орки были «искаженными» эльфами, а, совсем наоборот, эльфы — спрогрессировавшимися и гуманизировавшимися орками (тупо потому, что эта модель предельно логична и быстро приходит на ум), ср. дихотомию человек-шимпанзе или даже человек — неандерталец. В таком случае теоретически у любого орка был бы шанс «прокачаться» до эльфа или стать таким в перспективе, т.е. в потомстве. Наглядный пример, кстати, того, что прогрессивное мировоззрение в целом гуманнее консервативного, т.к. в оригинальном сеттинге Толкина орки получаются безнадежно пропащими вочеловеченными бесами. Причем не потому, что лично автор был нехороший человек (по меркам своего окружения, да и в целом, он был очень даже ничего), да и не потому, что образ орков — это «намек» на кого-то там, как модно думать, например, у нас — а именно потому, что его концепция «орков как падших или испорченных эльфов» прямо вытекает из консервативной модели, в рамках которой вселенная — по крайней мере, до «последних» времен — может меняться исключительно к худшему….

Занимательно, что попытки в фантастической и фэнтезийной литературе нарисовать «нечеловеческую расу с иной моралью, чем у людей» обычно заканчиваются трэшем и угаром в духе мелнибонийцев Муркока или — ещё более эталонный образец — инхороев Бэккера. Типа — злы, аморальны, полубезумны, любят пытки. Существа, которые, по идее, должны были стоять «по ту сторону добра и зла», на деле оказываются гомологами Чикатилы или бойцов дивизии СС «Дирлевангер».

Такой подход, как мне кажется, выдает банальный подсознательный антропоцентризм — типа, носителем зла обязательно должно нечто иное, нелюдское. Над этой точкой зрения в свое время неплохо постебался Сапковский:

«— Люди, — Геральт повернул голову, — любят выдумывать страшилищ и страхи. Тогда сами себе они кажутся не столь уродливыми и ужасными. Напиваясь до белой горячки, обманывая, воруя, исхлестывая жен вожжами, моря голодом старую бабку, четвертуя топорами пойманную в курятнике лису или осыпая стрелами последнего оставшегося на свете единорога, они любят думать, что ужаснее и безобразнее их все-таки привидение, которое ходит на заре по хатам. Тогда у них легчает на душе. И им проще жить».

Кстати, ИМХО, именно поэтому Толкин — прекрасно знавший, что «в оригинале» разного рода волшебные существа вроде эльфов и гномов были враждебны людям и связаны с разного рода инфернальными силами — вывел их, наоборот, как существ с более высоким, чем у людей, уровнем морали и видовой солидарности….

Почему в России так популярен Толкин? Нет, неправильно сформулировал — популярен-то он везде, а не только в России. Почему в России так популярен толкиносрач? Ну то есть подробное обсуждение того, кому Толкин симпатизировал во Второй мировой войне, его политических взглядов, «кто изображен под видом орков» (угробищная тема) etc. Хотя, казалось бы, это должно интересовать только биографов этого самого Толкина.
Ну то есть на Западе это всё тоже обсуждается — тот же Муркок весьма четко охарактеризовал (реакционные) взгляды Толкина на общество. Но почему-то именно в России это приводит к холиварам и апокрифам на тему «профессор был неправ» (на Западе, правда, этому ещё и копирайт препятствует). Причем жуется эта жвачка в наших пенатах, по-моему, уже лет двадцать и ещё будет пережевываться, помяните мое слово.

В СССР, кстати, толкиновский «Хоббит» спокойно издали, никакой фигней на тему «под видом орков изображены русские» и «у автора взгляды реакционные» (как будто у всех, кого в СССР издавали, они были прогрессивные) не заморачиваясь. И именно в «(суверенно)-демократической России» это началось — причем апокрифический «Последний кольценосец» на тему «Мордор оклеветали враги» был написан вполне себе либералом Еськовым.

В чем причина этого? ИМХО, в такой важной компоненте творчества Толкина, как идеализм — не философский (хотя и это тоже), а жизненный. Герои Толкина, как к ним не относись, нарисованы как хорошие люди, готовые пожертвовать собой ради правого (с их точки зрения) дела. А в условиях социальной катастрофы — по сути, разрушения общества — в современной России наиболее востребованной идеологией является цинизм.

Очевидно, что в такой ситуации наивно-идеалистический message Толкина действует на определенную часть читателей практически как красная тряпка на быка. Не случайно у того же Еськова судьбы мира вершат крутые парни из спецслужб, а общим месседжем произведением в вышеупомянутом стиле «не так всё было» является очень «содержательный» плач о том, что историю пишут победители (тоже мне, нашли страшную тайну).

Поэтому мне и не нравятся многочисленные «переписывания» Толкина вроде этого  (за наводку спасибо Роману Химичу). Это при том, что я как прогрессист и антиавраамист при чтении того же «Сильмариллиона» четко симпатизирую тамошнему сотоне-Морготу в войне против добрых и благостных эльфов. Но уж лучше идеология Толкина, чем то её ниспровержение, которое у нас популярно».

 Ганс Лемке

Эльфы в версии "Хоббита" 1977 г.

Эльфы в версии «Хоббита» 1977 г.

Об авторе Редактор