Птицы против летучих мышей

Сегодня ученые считают более правдоподобным альтернативное объяснение, согласно которому летучие мыши ведут ночной образ жизни, чтобы не стать добычей птиц. С этой проблемой рукокрылые могли столкнуться уже на первых...

Print Friendly Version of this pagePrint Get a PDF version of this webpagePDF

Сергей Коленов

На этом редком кадре вы видите сойку (Garrulus glandarius), поймавшую летучую мышь. Жертвой удачливой охотницы стала водяная ночница (Myotis daubentonii) либо прудовая (Myotis dasycneme). Снимок был сделан в конце апреля этого года в Московской области.

Птицы и рукокрылые (Chiroptera) — единственные современные позвоночные, способные к активному полету, причем первые в основном ведут дневной образ жизни, а вторые — ночной. Это разделение, скорее всего, возникло более 50 млн лет назад. Можно предположить, что оно помогает двум группам избежать конкуренции за воздушное пространство, однако против этой гипотезы говорит сразу несколько фактов. Например, экологические ниши насекомоядных рукокрылых и птиц не пересекаются настолько сильно, чтобы их потребовалось «разводить» во времени. Конкуренция с птицами также не может объяснить ночной образ жизни крыланов и плодоядных летучих мышей из семейства листоносых (Phyllostomidae), ведь они питаются фруктами, доступными в любое время суток.

Сегодня ученые считают более правдоподобным альтернативное объяснение, согласно которому летучие мыши ведут ночной образ жизни, чтобы не стать добычей птиц. С этой проблемой рукокрылые могли столкнуться уже на первых этапах эволюции, в раннем эоцене. Тогда многие группы насекомоядных птиц, включая стрижей и ласточек, еще не появились, так что конкуренция с ними не могла помешать рукокрылым занять нишу дневных охотников на летающих насекомых. Однако сделать это им не дали появившиеся к тому времени хищные и всеядные птицы. По какой-то причине исходившая от них угроза оказалась столь велика, что ранним рукокрылым пришлось стать ночными.

В пользу этой гипотезы говорит тот факт, что на некоторых океанических островах, где хищные и всеядные птицы немногочисленны или отсутствуют, рукокрылые ведут дневной образ жизни. Один из таких видов — азорская вечерница (Nyctalus azoreum), эндемик Азорского архипелага. На ее родных островах врановые и соколообразные не гнездятся вовсе, из ястребообразных встречается лишь эндемичный подвид канюка (Buteo buteo rothschildi), а из сов — ушастая сова (Asio otus). На острове Сан-Мигел также обитала ныне вымершая совка Otus frutuosoi, но она, скорее всего, плохо летала и питалась насекомыми. Некоторые островные популяции широко распространенных видов летучих мышей также перешли к активности в светлое время суток, например индийские подковоносы (Rhinolophus lepidus) с малайского острова Тиоман (Tioman Island) и красные листоносы (Hipposideros ruber) с острова Сан-Томе у западного побережья Африки. Похожие примеры есть и среди крыланов: дневной образ жизни ведут подвид никобарской летучей лисицы (Pteropus melanotus natalis) с острова Рождества и самоанская летучая лисица (Pteropus samoensis) с архипелага Самоа.

Азорская вечерница — одна из немногих летучих мышей, ведущих дневной образ жизни. Фото © stefanvanschaik с сайта flickr.com

Азорская вечерница — одна из немногих летучих мышей, ведущих дневной образ жизни. Фото © stefanvanschaik с сайта flickr.com

Если рукокрылые действительно стали ночными из-за птиц, то эта стратегия успешно работает до сих пор: за исключением большинства сов, представители потенциально опасных для летучих мышей видов в основном охотятся днем. Тем не менее время от времени крылатые млекопитающие все-таки становятся жертвами дневных птиц. Особенно они уязвимы, если невовремя покидают укрытие, где проводят светлое время суток. Именно это произошло с ночницей с главного фото. Она отдыхала в заброшенной каменоломне, но в течение дня что-то потревожило ее и заставило вылететь наружу. Дезориентированную летучую мышь заметила, поймала в воздухе и съела сойка. Как и все врановые, эта птица никогда не откажется от легкой добычи.

Сойка расправляется с несчастной ночницей. Фото © Alexandro Pedrovich, Московская область, апрель 2020 года

Сойка расправляется с несчастной ночницей. Фото © Alexandro Pedrovich, Московская область, апрель 2020 года

Впрочем, порой даже убежище не может защитить летучих мышей от птиц. В 2009 году немецкие ученые опубликовали статью, в которой описали необычную охотничью тактику больших синиц (Parus major) с горного массива Бюкк на северо-востоке Венгрии. Эти птицы научились убивать и поедать нетопырей-карликов (Pipistrellus pipistrellus), зимующих в местной пещере Ишталлош-Кё.

Наблюдения, проведенные в 2004–2006 годах, показали, что зимними днями стайки синиц регулярно разыскивают корм около входа в пещеру. Услышав писк проснувшейся летучей мыши, они проникают внутрь и внимательно осматривают расщелины в стенах и потолке в поисках его источника. Обнаруженного нетопыря птица убивает клювом, выносит наружу и расклевывает на ближайшем дереве, поедая мозг, мясо и внутренние органы. Учитывая, что вес нетопыря-карлика не превышает 8 г, это легкая добыча для большой синицы (весит от 14 до 21 г).

За два года исследований ученые зарегистрировали 18 случаев удачной охоты синиц на летучих мышей. Также они выяснили, что птицы нападают на нетопырей лишь в период бескормицы. Когда недалеко от пещеры повесили кормушку, синицы предпочли питаться на ней и намного реже охотились на рукокрылых.

picture_of_the_day_jay_and_bat_4_703

Слева — большая синица атаковала чечетку. Хотя синицу и нельзя назвать специализированным охотником, эта агрессивная и умная птица использует любые возможности найти корм, особенно в трудное время. Порой она даже убивает птиц сравнимого с ней размера ради их мяса (или при конкуренции за дупла — см. «Острота конкуренции за гнезда между синицами и мухоловками зависит от климатических условий«, «Элементы», 14.02.2019). См. также видео (осторожно, не для слабонервных). Фото © Lassi Kujala с сайта is.fi. Справа — нетопыри-карлики, ставшие жертвами синиц. Фото © Péter Estók с сайта newscientist.com

Один из авторов исследования впервые наблюдал охоту большой синицы на нетопырей из пещеры Ишталлош-Кё ещё зимой 1995–1996 года. Теоретически, эта особь могла быть предком птиц, оказавшихся в центре внимания орнитологов десять лет спустя (средний срок жизни синиц в дикой природе в 1,5 года). Тогда можно предположить, что охотничий навык венгерских синиц — не уникальная особенность отдельных особей, а настоящая культурная традиция, передающаяся внутри популяции через обучение путем наблюдения (см. Культурные традиции у птиц основаны на социальном обучении и конформизме, «Элементы», 08.12.2014). Возможно, похожая способность есть и у больших синиц в других европейских странах — по крайней мере, неподтвержденные сообщения об их охоте на зимующих летучих мышей поступали из Швеции и Польши.

Многие виды рукокрылых проводят дневные часы, собираясь большими колониями в безопасных местах — например, в пещерах, человеческих постройках или кронах больших деревьев. Однако они становятся уязвимыми, когда в вечерних и утренних сумерках массово покидают места отдыха и возвращаются обратно. Живой поток, состоящий из тысяч особей, привлекает некоторых хищных птиц, для которых это настоящий шведский стол, способный удовлетворить до половины суточных потребностей в пище. Например, в Северной Америке краснохвостые (Buteo jamaicensis) и свенсоновы канюки (B. swainsoni), а также мексиканские соколы (Falco mexicanus) охотятся на бразильских складчатогубов (Tadarida brasiliensis), когда те вылетают из пещер. В Южной Африке похожее поведение демонстрируют серебристые орлы-карлики (Hieraaetus wahlbergi), африканские тетеревятники (Accipiter tachiro) и зимующие чеглоки (Falco subbuteo).

Свенсоновы канюки охотятся на бразильских склатчатогубов, покидающих пещеру в пустыне американского штата Нью-Мексико

Для большинства пернатых хищников рукокрылые не являются основной добычей. Тем не менее один их вид стал специализированным охотником на летучих мышей. Речь о широкоротом коршуне (Macheiramphus alcinus) — хищной птице средних размеров, разные подвиды которой населяют тропическую Африку и Мадагаскар, Юго-Восточную Азию и Индонезию, а также Новую Гвинею. Вопреки русскому названию, данный вид не имеет отношения к привычным нам коршунам из рода Milvus: в разное время его сближали с осоедами (Perninae) и дымчатыми коршунами (Elaninae), а сегодня считают родственником гарпий (Harpiinae).

Широкоротый коршун. Обратите внимание на крупные глаза, свидетельствующие о специализации к охоте в сумерках, и огромный разрез рта, позволяющий заглатывать добычу целиком. Эти особенности делают широкоротого коршуна больше похожим на козодоя или стрижа, чем на хищную птицу. Фото © Ian White с сайта flickr.com

Широкоротый коршун. Обратите внимание на крупные глаза, свидетельствующие о специализации к охоте в сумерках, и огромный разрез рта, позволяющий заглатывать добычу целиком. Эти особенности делают широкоротого коршуна больше похожим на козодоя или стрижа, чем на хищную птицу. Фото © Ian White с сайта flickr.com

Большую часть рациона широкоротого коршуна составляют летучие мыши весом 20–75 г (помимо них он поедает насекомых и мелких птиц, особенно ласточек и гнездящихся в пещерах стрижей). Необычные пищевые пристрастия заставили широкоротого коршуна перейти к сумеречному образу жизни и обзавестись рядом полезных анатомических приспособлений. Например, огромные глаза позволяют этой птице видеть добычу при слабом освещении, а широкий разрез рта — глотать пойманных жертв целиком прямо в воздухе, чтобы эффективнее использовать недолгие часы вечерних и утренних сумерек, когда летучие мыши скапливаются у мест отдыха, и их легче всего поймать. Наблюдения показывают, что добыча, попавшая в когти коршуна, уже через шесть секунд оказывается в его желудке.

Даже время гнездования широкоротых коршунов синхронизировано с жизненным циклом рукокрылых. Откладка яиц у них приурочена к началу беременности у летучих мышей: отяжелевшие самки менее маневренны и ловить их проще обычного. А оперившиеся птенцы коршунов покидают гнезда одновременно с вылетом неопытных молодых особей рукокрылых, которые не только представляют собой доступный источник пищи, но и помогают отточить охотничьи навыки.

В Центральной и Южной Америке обитает еще один вид хищных птиц, активно промышляющий летучих мышей, — вечерний сокол (Falco rufigulari). Его русское название говорит о том, что он часто охотится в сумерках, а английское — bat falcon — отражает пищевые пристрастия. Тем не менее специализация этого хищника не зашла так далеко, как у широкоротого коршуна: основную часть его диеты составляют не рукокрылые, а птицы и насекомые. В некоторых источниках также утверждается, что летучие мыши являются излюбленной добычей черно-белой циккабы, или черно-белой неясыти, совы, населяющей Центральную и север Южной Америки, но в целом данные о диете этого вида противоречивы.

Сложно сказать, почему рукокрылые столь уязвимы для птиц, особенно в светлое время суток. Однако очевидно, что это не помешало им занять множество экологических ниш и породить более 1200 современных видов, став вторым по численности отрядом млекопитающих после грызунов. Крылатые звери процветают — пусть им и приходится скрываться при свете дня.

Источник Элементы.ру

Об авторе Редактор