Ещё про концепцию Drang nach Osten

Редакционное предисловие к прошлой статье вводит в заблуждение. Во-первых, программы конкретно «натиска на восток» или «порабощения славянства» у немцев не зафиксировано (о происхождении самого термина Drang nach Osten...

Print Friendly Version of this pagePrint Get a PDF version of this webpagePDF

4_1_2_knight2

Предисловие: к сожалению для автора, но речь шла именно о расширении феодального владения за счет менее развитого «переферийного окружения». Для немецких феодалов это означало «поход на восток», для норманнских — на Север, а для русских — по всему азимуту (равно как и для турецких). Впрочем о последнем автор упоминает, забывая впрочем о том, что безудержное расширение «русского фронтира» в Евразии шло за счет существенно менее развитых обществ и народов, когда же русские феодалы встречались с обществами, формационно находящимися на одном и выше уровне — продвижение резко останавливалось. Впрочем, не только у них останавливалось продвижение, и даже немцы тут не самый интересный пример (см. английские vs французские феодалы эпохи 100-й войны).

Ганс Лемке

Редакционное предисловие к прошлой статье вводит в заблуждение. Во-первых, программы конкретно «натиска на восток» или «порабощения славянства» у немцев не зафиксировано (о происхождении самого термина Drang nach Osten я уже писал). Существовала идея, что язычников и «неверных» надо «привести к Христу» (а если не пойдут сами – завоевать). На практике она, понятное дело, обозначала земельные захваты – но эта концепция не была исключительно антиславянской. Под тем же соусом франки завоевывали фризов и саксов (упорно державшихся за язычество), немцы вообще – противостояли венграм и датчанам, а католики вообще — воевали с мусульманами в Испании, Палестине, Магрибе etc.

Во-вторых, славянские феодалы сами активно практиковали подобное – достаточно посмотреть и на захват Казимиром Восстановителем Мазовии, о котором я писал, и на позднейшие войны мазовецких князей с пруссами и ятвягами. Я уж молчу о том, что дед Казимира Болеслав Храбрый в 1002-1018 году как раз пытался захватить земли пресловутых полабских славян, отняв их у немецких феодалов и подчинив те местные племена, что ещё сохранили независимость. В начавшейся войне немцы и аборигены сообща выступили против поляков. Если походы германской аристократии против полабских славян – Drang nach Osten, то польские походы против них же – Drang nach Westen?

То есть, как мы видим: 1) никакой конкретно «антиславянской», «антивосточной» составляющей в походах германских феодалов не было, 2) польские феодалы проводили по отношению к полабским славянами и прибалтам ровно ту же политику. При этом тем языческим племенам, что подвергались немецкой экспансии, для сохранения относительной самостоятельности было достаточно принять католицизм и принести вассальную присягу императору, как поступили князья (позднее – короли) Чехии и Польши. Герцогские династии Мекленбурга и Померании также происходят от славянских племенных вождей, принявших христианство. Причем судя по таким именам померанских герцогов, как Богуслав и Барним, германизация коснулась даже высших слоев Померании весьма поверхностно.

 

Памятник Никлоту — родоначальнику Мекленбургского дома (Шверинский дворец)

Памятник Никлоту (ободрит, т.е. из западных славян, по происхождению)— родоначальнику Мекленбургского дома (Шверинский дворец)

 

Власть немецких феодалов над завоеванными землями полабских славян и прибалтов при этом также не была ни в коем случае сравнима, даже по отношению к завоеванным (не говорю уже о истребительной практике), с властью «арийцев» над «недочеловеками». Множество германских аристократических родов (вроде каких-нибудь фон Ливенов) восходит к онемеченным славянам, пруссам, ливам… А права прусских или польских простолюдинов, живших на землях Тевтонского ордена не сильно уступали правам простолюдинов немецкого происхождения (подробнее по ссылке — http://www.osh.ru/pedia/history/ordens/tevt/tevt_army.shtml). При этом в фильмах вроде «Александра Невского» эти самые тевтонцы – чуть ли не аналог SS.

С чем я согласен – это с тем, что языческие народы Европы (отнюдь не только славяне и балты) действительно постоянно находились под угрозой агрессии со стороны стран, исповедующих христианство Поскольку тот факт, что они не исповедовали христианство, давал феодалам христианских народов карт-бланш на завоевание их земель (тем более что сохранение язычества в одной стране угрожало рецидивом язычества у соседей). И – что более важно – принятие христианства способствовала выделению феодалов за счет включения правящей элиты недавно языческого народа в феодальное сословие остальной Европы. То есть христианские страны дальше шли по пути феодализации – что неизбежно толкало их к захватам, позволяющим решить проблему нехватки земли у мелкого дворянства.

Однако выделять в таком случае «германский натиск на восток» как какой-то особый феномен, основанный чуть ли не на неприязни ко всем славянам/прибалтам скопом – несколько странный подход. Хотя бы потому, что Россия заняла одну шестую суши в ходе ровного такого же – и, замечу, куда более успешного, чем у немцев – «натиска на восток».

Об авторе Hans Lemke