Как прогнило датское королевство

С 1513 года началось десятилетнее царствование датского короля Кристиана II. Ещё будучи наследником престола и управляя от имени отца Норвегией, будущий монарх настроил против себя аристократию, пытаясь ограничить её права...

Print Friendly Version of this pagePrint Get a PDF version of this webpagePDF

4_1_christian_ii

 

С 1513 года началось десятилетнее царствование датского короля Кристиана II. Ещё будучи наследником престола и управляя от имени отца Норвегией, будущий монарх настроил против себя аристократию, пытаясь ограничить её права и жестоко карая за неповиновение. В связи с этим, после смерти своего отца Иоганна он был избран (в Дании короля тогда ещё избирали) лишь ценой подписания очень стеснительной капитуляции[1]. Впрочем, исполнять её Кристиан не собирался, стремясь добиться в стране самодержавной и наследственной власти.

В дворянской историографии Кристиан изображается как жестокий психопатичный тиран, преследовавший «благородных» и возвышавший «чернь» под влиянием личных причин — любовной страсти к простолюдинке Дейвеке и жизни в незнатной семье[2]. На деле он лишь продолжал отцовский политический курс. Иоганн Датский, правивший в 1481-1513 годах, также покровительствовал зарождающейся буржуазии с целью ослабить позиции остальных феодалов. Такая политика не была чем-то новым для того времени – достаточно вспомнить Людовика XI во Франции.

В действительности начиналось правление Кристиана II довольно успешно – по свидетельству Кондратия Биркина, датский раздел книги которого «Временщики и фавориты» основывается в основном на источниках из дворянской историографии, торговля при Кристиане процветала за счет системы льгот для коммерсантов и борьбы с морским разбоем знати. На многие государственные должности были назначены люди незнатные; так, финансами королевства де-факто управляла Сигбритта, мать Дейвеке (причем управляла хорошо), и знатные датские аристократы, ища милости короля, были вынуждены заискивать перед ней.

Погубило Кристиана стремление завладеть шведским престолом. В то время как внутренняя политика короля была довольно разумной и способствовала развитию капиталистических отношений в стране, стремление завладеть короной Швеции в конечном итоге лишило его власти – поскольку вынуждало повышать налоги и чеканить фальшивую монету для финансирования походов в Швецию, что подрывало популярность монарха среди ранее лояльной ему буржуазии. Большая часть дворянства короля итак ненавидело, а после резни шведской правящей верхушки 7-9 ноября 1520 года в поверженном Стокгольме свержение короля стало практически неизбежным.

Кроме того, недовольство знати подхлестывал тот факт, что в 1521 году Кристиан II после визита в Нидерланды издал свод законов, известный как «Landelove», ограничивающих крепостное право (в частности, запрещалась торговля крепостными), задачей которого было смягчить угнетенное положение датских земледельцев. По-видимому, король стремился создать слой лично свободных крестьян по голландскому образцу, но эти реформы – так и не воплощенные в жизнь – были весьма несвоевременны в условиях разорительной войны со Швецией и готового вот-вот начаться аристократического переворота. Уже в 1523 году Кристиан был свергнут с трона, на который датское дворянство возвело его дядю Фредерика, и бежал из страны.

Очевидно, что Кристиана к созданию проекта крестьянской реформы подталкивала не личная прихоть и уж тем более не абстрактная симпатия к простолюдинам. Понятное дело, что ослабление зависимости крепостных от их господ позволило бы Кристиану добиться главной своей цели – ликвидации непомерного влияния аристократии на датскую политику. Кроме того, в этой связи любопытно вспомнить тот факт, что в 1500 году Иоганн Датский вместе со своим младшим братом, будущим королем Фредериком, потерпел поражение при Хеммингштедте, пытаясь завоевать крестьянскую республику Дитмаршен, соседствующую с датской Голштинией. Поражение было страшным – погибло множество дворян и было утрачено национальное знамя Даннеброг.

После свержения Кристиана II началось правление Фредерика I, не обладавшего особыми способностями и являвшегося скорее ставленником датского дворянства. В 1524-1525 году были жестоко подавлены выступления крестьян в поддержку низложенного короля в Ютландии и Сконе (Сконе – датская провинция на шведском берегу), а в 1531-1532 годах в Норвегии высадился Кристиан лично; восстание было подавлено, а бывший король – заточен в Сённерборгском замке. Правление Фредерика сопровождалось ещё большим ухудшением положения крестьян по сравнению с временами Кристиана. Одновременно в датском обществе распространялись идеи Реформации; Ганс Таузен уже тогда проповедовал в Дании лютеранство и занимался переводом Библии на датский.

В 1533 году, спустя год после своего окончательного триумфа над Кристианом, Фредерик I скончался. Теоретически новым королем должен был быть избран его старший сын, герцог Кристиан Голштинский. Однако датское дворянство не хотело видеть его на престоле. Потенциальный король был ярым лютеранином – что не нравилось Государственному совету Дании, преимущественно католическому – и сторонником сильной королевской власти. Королем планировалось избрать иное лицо – например, младшего брата Кристиана Голштинского Ганса (не путать с Гансом Таузеном!), марионетку в руках католической партии. Но события начали развиваться не по тому сценарию, на который рассчитывала датская правящая верхушка.

В июле 1534 года немецкий авантюрист Кристофер Ольденбургский предпочел заручиться поддержкой бургомистров городов Копенгагена и Мальмё и объявил о реставрации на престоле Кристиана II; его власть признали Зеландия, Фюн и Сконе. В том же 1534 году бывший капер на службе Кристиана II, теперь служащий Кристоферу Ольденбургскому – Клемент Андерсон, известный как «шкипер Клемент» — поднял в Ютландии крестьянское восстание, что вынудило ютландское дворянство сплотиться вокруг Кристиана Голштинского. Вскоре он был избран на престол под именем Кристиана III, причем католическим епископам также пришлось чуть ли не со слезами на глазах (было ясно, что с победой герцога Голштинского Реформация и секуляризация церковных земель неизбежны) голосовать за него. Важную роль в избрании Кристиана сыграл Магнус Гойе – феодал, ранее поддерживавший стремление Кристиана II к сильной королевской власти, но недовольный его буржуазным окружением. Но даже с объединением короля и аристократии против бунта низших сословий исход борьбы не был предрешен.

Народное движение, действовавшее под лозунгом возвращения Кристиана II на престол, нашло союзников и за пределами Дании. Так, кайзер Священной Римской империи и тесть Кристиана II Карл V Габсбург поддержал идею восстановить зятя на датском престоле, рассчитывая, что он защитит интересы католицизма в Дании и Норвегии. Но, что самое главное, датским простолюдинам удалось заручиться поддержкой Юргена Вулленвебера, бургомистра Любека – лидера Ганзейского союза – пришедшего к власти после переворота, осуществленного представителями плебейской партии. Кристофер Ольденбургский действовал именно по его поручению и при помощи любекских войск. Вулленвебер стремился восстановить влияние Ганзы и в первую очередь своего родного города на политику Скандинавии – и Дании в первую очередь.

Ранее Ганза, в XIV-XV веках доминировала на Балтике и захватила в свои руки балтийскую, включая и скандинавскую, торговлю. Экономически скандинавские королевства были несамостоятельны; ганзейцы селились в их городах целыми колониями и господствовали даже на скандинавском внутреннем рынке. Дания пыталась бороться с Ганзой, и в отместку она поддерживала Швецию. Однако с возвышением Нидерландов позиции ганзейцев в Северной Европе пошатнулись; в 1512 году Иоганн Датский навязал ганзейцам договор в Мальмё, ликвидировавший ганзейскую гегемонию в Балтийском море[3]. С развитием датской национальной буржуазии и проникновением голландцев на балтийские рынки Ганзейский союз постепенно приходил в упадок.

В 1521-1523 годах ганзейцам удалось взять своего рода реванш – их союзник Густав Ваза при финансовой поддержке Любека изгнал из Швеции датчан и взошел на шведский престол. Для погашения своих долгов перед Любеком Густав I в 1527 году был вынужден провести секуляризацию церковных земель (положив начало шведской Реформации) и повысить налоги. Это вызвало восстание крестьян Даларны во главе с Дальюнкером[4] – тех самых крестьян, которые некогда помогли ему взойти на престол, разгромив Данию и её союзников среди шведских церковных феодалов. Но вскоре Густав начал дистанцироваться от ганзейцев и склоняться к союзу с Нидерландами, представители которых в дальнейшем помогли развить шведскую промышленность, в первую очередь металлургию.

То есть влияние Ганзы на Скандинавию всё больше слабело, да ещё власть лидера союза – Любека – над другими членами союза слабела. Одновременно голландцы вытесняли ганзейцев и с польского рынка, где быстро развивавшие промышленность Нидерланды активно закупали зерно у польских феодалов, приступивших к массовому закрепощению крестьян и созданию системы фольварков. Всё это в итоге привело к власти в Любеке народную партию во главе с Вулленвебером, мечтающую о возвращении родному городу былой славы и торговой гегемонии на Балтике путем закрытия вод Балтики от голландцев, для чего требовалось подчинить ганзейскому влиянию Данию, контролирующую Зунд и Скагеррак – проливы, ведущие в Балтийское море. Теперь Любек в союзе с другим ганзейским городом – Висмаром – и герцогом Мекленбург-Гюстрова Альбрехтом VII Красивым, также претендующим на датский трон, выступил на стороне восставшего народа Дании.

В датскую историографию последовавшая за смертью Фредерика I гражданская война 1534-1536 годов вошла в историю как «графская распря», поскольку на стороне народной партии выступили некоторые аристократы из числа сторонников Кристиана II и некоторые немецкие феодалы (Кристофер Ольденбургский и Альбрехт Мекленбургский). Однако, на мой взгляд, по сути «графская распря» фактически была попыткой буржуазной революции, аналогичной Нидерландской или Английской. Ведь в случае реставрации Кристиана II или воцарения иного кандидата – Кристофера или Альбрехта – он оказался бы лишь ставленником в руках низших сословий, возведших его на престол, которые могли бы вынудить его уничтожить крепостное право и передать экономическую власть в руки буржуазии, как это уже было в 1513-1523 годах.

Не случайно в 30-ых годах мы видим повсеместные волнения «черни» и в Ганзе (давшие переворот Вулленвебера), и в Дании. В начале 30-ых наблюдались крестьянские волнения и в шведской Даларне. То есть речь идет о общескандинавской революционной тенденции. Можно было бы связать её с Реформацией – в случае с Любеком это так и было, поскольку Вулленвебер пришел к власти под знаменем протестантизма. Но в случае с Данией мы видим, как на стороне протестанта Кристиана III выступают многие католические дворяне, испуганные «холопским бунтом», а на стороне протестантов Вулленвебера и Кристофера Ольденбургского (формально выступавших, к слову, за возвращение на престол католика Кристиана II) – такие же католические крестьяне Ютландии.

Первоначально удача содействовала восставшим – 16 октября 1534 года восставшие ютландские крестьяне разгромили дворянское ополчение в битве при Свендструпе. Однако, видимо, играя на страхе Кристофера Ольденбургского и его союзников-бюргеров перед мятежным «быдлом», Кристиан III заключил с ним сепаратный мир и бросил все силы против восставших крестьян. Уже 18 декабря Иоганн Ранцау – правая рука Кристиана Голштинского и ярый протестант, усмиритель крестьянских восстаний в правление Фредерика I, также участвовавший в свержении Кристиана II – с помощью армии из немецких наемников взял штурмом оплот шкипера Клеменса – Аальборг. В конце 1534 года Ранцау также осадил Любек и, взяв с него контрибуцию, вынудил ганзейские войска во главе с Вулленвебером вернуться из Дании для защиты родных земель.

Вскоре в войну на стороне Кристиана Голштинского вступил, казалось бы, заклятый враг Дании – Густав Ваза – враждовавший с Ганзой и опасавшийся претензий ганзейского союзника Альбрехта Мекленбургского на шведский престол. Кроме того, в соседствующей со Швецией Сконе бушевало такое же крестьянское восстание, как и в Ютландии – да и в Швеции даларнские крестьяне, как уже упоминалось ранее, могли неожиданно взбунтоваться. В январе 1535 года шведские войска вторглись в Сконе и разгромили сторонников Кристиана II при Хельсинборге. 14 июня объединенный флот Дании и Швеции разбил ганзейскую эскадру у Ассенса в Малом Бельте, что привело к падению в Любеке правительства Вулленвебера и ликвидации традиционных привилегий Ганзы в Дании. За этим последовало поражение сторонников Кристофера Ольденбургского при Экснебьерге на острове Фюн. К 1536 году сопротивление Копенгагена и Мальмё было сломлено.

Народное восстание проиграло. Одной из причин этого была его неоднородность. Датская буржуазия стремилась захватить власть в стране руками Кристофера Ольденбургского, как это уже было во времена Кристиана II, что привело бы к экономическому подъему Дании. А вот буржуазия Любека стремилась экономически подчинить себе Данию и всю Скандинавию, как это было во времена до договора в Мальмё – но время некогда могущественной Ганзы прошло. При этом интересы датской буржуазии в определенной степени расходились как с датским крестьянством, так и с той фракцией датского дворянства, что выступала за возвращение Кристиана II на престол Дании и Норвегии. Пример Магнуса Гойе, поддержавшего Кристиана III, тут в высшей степени показателен.

Народное восстание проиграло, но оно обнажило слабость старого датского сословного государства. Ничего не стоит та контрреволюция, которая не может себя защитить без помощи извне. Датские феодалы смогли самостоятельно подавить даже крестьянский бунт «шкипера Клеменса» только за счет наемной армии Кристиана III. Теперь он и его энергичный помощник Ранцау воспользовались этим – 12 августа 1536 года ими при помощи немецких наемников был осуществлен государственный переворот. Была проведена Реформация, что означало не только торжество протестантизма, но и секуляризацию церковных земель в пользу государства – а в Скандинавии роль церковных феодалов и их «удельный вес» в политике всегда были очень важны. Меры Кристиана Голштинского против католических епископов были настолько суровы, что их осуждал даже Лютер.

Формально это не означало торжество в Дании абсолютизма – «выборность» датских королей[5] и ограничение их власти избирательными капитуляциями сохранялись до переворота Фредерика III в 1660 году, установившего самодержавную монархию. Тем не менее, в правление Кристиана III были кассированы многие сословные прерогативы аристократов, а король взял типичный для абсолютистских монархий курс на превращение дворянства из знатного сословия в служилый класс. Заложенная ещё Иоганном Датским политика поддержки национального бюргерства в противовес дворянству была продолжена и Кристианом, и его наследниками[6]. Автономии Норвегии и Исландии в 1537 и 1551 годах были ликвидированы в процессе насаждения там протестантизма, поскольку местное население долгое время держалось за старую католическую веру.

Но вместе с тем победа Кристиана III и зарождение датского абсолютизма – победа как над плебейско-буржуазной, так и над дворянской оппозицией – вовсе не стоит интерпретировать в качестве некого триумфа прогресса. Платой за ограничение сословных привилегий знати, также как в тогдашней России, стало усиление закрепощения крестьян. Даже во времена Фредерика I в стране сохранялся слой лично свободных крестьян – после завершения «графской распри» их число резко сократилось. После победы буржуазной партии и окончательного торжества монаршьего единовластия в 1660 году положение крестьян лишь ухудшилось, поскольку Дания заняла в международном рынке нишу экспортера зерна и эксплуатация крестьян усилилась. Кроме того, дворяне превратились в агентов правительства по сбору налогов со своих крестьян.

Таким образом, результатом победы Кристиана Голштинского стало вхождение Дании в число стран «периферийного», сырьевого капитализма – тогда как в случае победы народного движения она могла бы пойти по пути англо-голландского торгово-промышленного капитализма, ликвидировав феодальные пережитки наподобие крепостного права. В этом плане пример Дании – в обывательском сознании воспринимающейся как типичная западноевропейская страна – показывает ложность дихотомии «развитого» Запада Европы и «сырьевого» Востока; выбор пути развития страны не определяется «цивилизацией», но зависит от соотношения классовых сил в каждом конкретном случае.

 
Примечания:


[1] Капитуляция – документ, ограничивающий права монарха. Российский аналог – «кондиции», которые Верховный тайный совет пытался навязать Анне Иоанновне.

[2] В детстве отец поручил воспитание шестилетнего Кристиана семье копенгагенских бюргеров, что действительно было необычно для того времени.

[3] Голландцы получили право свободного плавания на Балтике, что разрушало монополию Ганзейского союза на торговлю со странами Балтийского моря.

[4] Дальюнкер или «далекарлейский дворянин» — человек, выдававший себя за Нильса Стуре, сына Стена Стуре Младшего, регента Швеции, погибшего в 1520 году в битве с датчанами на озере Меларен.

[5] Хотя на практике со временем Кристиана III власть в Дании передавалась от отца к сыну; дворянство лишь обставляло избрание монарха некоторыми условиями со своей стороны.

[6] Так, вышеупомянутый Фредерик III осуществил свой абсолютистский переворот именно при поддержке буржуазии.

Об авторе Hans Lemke