Экологические принципы совершенствования территориальной структуры Москвы и Подмосковья

Предложенные в этой статье приемы воздействия на пространственное развитие Москвы и Подмосковья надо понимать как приложение к столичному региону выработанных теоретической...

Print Friendly Version of this pagePrint Get a PDF version of this webpagePDF

Природные комплексы ближнего Подмосковья: утраты за 1992—2008 гг. и современные угрозы. Рыночная экономика для природы - утраты, плановая - планы сохранения (пусть не всегда расторопные)

Природные комплексы ближнего Подмосковья: утраты за 1992—2008 гг. и современные угрозы.
Рыночная экономика для природы — утраты, плановая — планы сохранения (пусть не всегда расторопные)

 Родоман Б.Б,

«Задачи улучшения среды, окружающей человека, и сохранения ее положительных качеств включают заботы о формировании целесообразной территориальной структуры антропогенного культурного ландшафта, в том числе городского и пригородного. Территориальная структура выражается набором взаимосвязанных функциональных частей, их конфигурацией и соотношением их размеров. В качестве Подмосковья в этой статье[1] берется Московская область плюс участки соседних областей: 1) Калининской — правобережье Шоши и Волги; 2) Владимирской — полоса вдоль железной дороги Александров — Орехово; 3) Калужской — левобережье Протвы и весь Боровский район. Это “округленное Подмосковье”, описанное вокруг Московской области и равноценное ей по транспортной доступности из столицы — компактное ядро Московского региона.

Природоохранные принципы функционального зонирования

При выделении перспективных планировочных ареалов, различающихся ролями и специализацией, возникают задачи сохранения фрагментов природного ландшафта, охраны и воспроизводства природных ресурсов и условий для традиционных и новых видов использования; желательно детальное отражение местных особенностей и различий в утилитарной и рекреационной деятельности, в архитектуре построек и ландшафта. Решению этих задач должны способствовать, в частности, следующие природоохранные принципы функционального зонирования.

Полнота ландшафтной структуры. В Подмосковье могут и должны сохраняться все местные виды природных территориальных комплексов, но они неизбежно будут занимать гораздо меньшую площадь, чем в неурбанизированном регионе, а самые редкие и уязвимые из них смогут уцелеть лишь на огороженных участках с ограниченным посещением. Надо восстановить Московский заповедник и организовать Подмосковный национальный парк, состоящие из нескольких участков, включить в них немало существующих и проектируемых заповедников, заказников, зон отдыха.

Топологическое подобие урбанизированного и неурбанизированного ландшафта. В редконаселенных и малоплодородных районах Нечерноземья застройка и пашня располагаются островками, а леса и болота образуют   сплошной фон. При стихийной урбанизации, наоборот, леса и парки превращаются в жалкие островки. Между тем, есть возможности для того, чтобы даже в крупном городе, а тем более в его окрестностях природные и  искусственные угодья располагались топологически так же, как и в малонаселенных районах: острова застройки расширяются, но не сливаются до конца: разделяющие их леса и парки сужаются, превращаются в сеть «живых изгородей» между поселениями и городскими районами, но не разрываются.

Резонанс ландшафтов. Ритм культурного ландшафта должен быть таким же, как у природного ландшафта, существовавшего на том же месте. Этот ритм определяется расстоянием между аналогичными экстремальными точками на профиле геоморфологического или статистического рельефа — тальвегами, вершинами холмов, сгустками и разрежениями в растительном покрове и в размещении населения, доминирующими сооружениями, границами однотипных территориальных ячеек и бассейнов видимости пейзажа и т.п. Иными словами, профиль культурного ландшафта должен быть как бы насажен на профиль коренного природного ландшафта, подчеркивать и усиливать его пересеченность и контрастность, а не игнорировать и нивелировать.

Непрерывность зеленой сети. Леса, лесопарки, луга, прибрежные и пойменные угодья должны составлять по возможности единую сеть, обеспечивающую территориальную целостность и достаточную площадь для сохраняемых
природных ландшафтов. Сплошная зеленая сеть и ленточные парки нужны для беспрепятственных миграций животных (прежде всего, птиц и насекомых, необходимых полноценному биоценозу), для проветривания местности, для прогулок людей. При движении вдоль включенного в такую сеть зеленого коридора по тропе, изолированной растительностью и рельефом от городского шума и вида зданий, рекреационное пространство человека практически бесконечно, хотя и занимает ничтожную площадь. Ответвления зеленой сети должны подходить к каждому жилому комплексу. В таком случае для многих горожан загородные прогулочные маршруты, особенно лыжные, могут начинаться от самого дома. Внутригородские лесопарки, такие, как Измайлово и Серебряный Бор, не должны отрываться новой застройкой от загородных лесов.

Избирательное соседство. Не все виды земельных угодий и строящихся объектов могут между собой граничить. Так, например, естественный высокоствольный лес не должен соприкасаться с автодорогами, пашней, застройкой и подступившими к нему водохранилищами. Новые здания за городом должны возводиться не в глубине лесов, а на полянах рядом с лесом, чтобы предотвратить деградацию древостоя, ходьбу и езду по сырому грунту, затенение окон, холод, сырость и ранние сумерки в помещениях.

Буферное окаймление культурных угодий и  искусственных водоемов специальными зелеными насаждениями необходимо для предотвращения  нежелательного соседства. Придорожные полосы и деградирующие участки лесов, примыкающие к  автодорогам и водоемам, должны быть превращены в  парковые аллеи. Надо всемерно сохранять переходные (экотонные) зоны между естественными природными ландшафтами и урочищами. Подмосковью нужны не только полезащитные, но и лесозащитные лесополосы, аналогичные водоохранным лесам (рис. 32).

Функциональная асимметрия Подмосковья предопределяется направлением основных потоков речной воды с запада на восток, а ветров с юго-запада, и физико-географической неоднородностью. В центре Москвы сходятся границы трех природных областей. В северо-западном секторе, на Московской возвышенности, должны располагаться санатории, дома отдыха, турбазы, лыжные маршруты, государственные дачи, большинство новых заповедников и заказников; рост городов, промышленности, животноводческих комплексов и садовых кооперативов должен быть ограничен. В восточном секторе, на Мещерской возвышенности, желательно развитие коллективного садоводства и огородничества, допустим некоторый рост городов и промышленности, при сохранении наиболее ценных сосновых лесов. В южном секторе, на Москворецко-Окской эрозионной равнине, больше, чем в других природных областях, может быть развито колхозно-совхозное сельское хозяйство (кроме приокских террасных лесов) и умеренно представлена рекреация.

Основные сельскохозяйственные ареалы должны располагаться возле Волоколамска, Лотошино, Рогачево, Талдома, Егорьевска, Малино и в Заочье. Приокские леса, бассейн Москвы-реки выше столицы, крупные водохранилища, возвышенность между Клином и Загорском, Радонежье, берега реки Нерской, Луховицкая Мещера, низовья Осетра должны стать участками Подмосковного национального парка.

Экологическое значение конфигурации транспортной сети. Густая сеть автодорог наносит ущерб природе и здоровью человека не столько шумом и загрязнением среды (это вполне осознанное зло и технические пути борьбы с ним хорошо известны), сколько раздроблением природного ландшафта, бесконтрольным рассеиванием людей, формированием антиэкологичной структуры расселения. В Подмосковье пока еще есть возможность не дать автодорогам окончательно задушить природный ландшафт, как это произошло в некоторых зарубежных странах. Загородные новостройки должны осуществляться без дальнейшего сгущения дорожной сети. В интересах охраны природы надо не увеличивать число автодорог, сходящихся к Москве. Лучше расширять существующие магистрали, чем проводить дублеры. Автомагистрали всесоюзного значения должны соединяться на значительных расстояниях от Москвы, чтобы подходить к ней в немногих местах.

Труднодоступность некоторых природных объектов была и остается самым мощным средством их охраны. Для сохранения природных комплексов в наши дни нужно не абсолютное, а относительное бездорожье, порождаемое не столько недостатком дорог, сколько, наоборот, их мощным развитием, но на немногих направлениях, высокой концентрацией пассажиропотоков на электрифицированных железных дорогах.

мособл1

Рис. 32 публикуется впервые (эта статья в “Вопросах географии” не имела рисунков).

Хотя скорость сообщения со времени появления моторного транспорта увеличилась во много раз, такие места, как село Спас-Угол в Талдомском районе или деревня Прилуки на Оке оказались вдвое дальше от Москвы (по времени передвижения), чем города Дубна и Кашира, хотя расстояние в километрах от всех этих поселений до центра Москвы примерно одинаково (100-120 км). Труднодоступные для москвичей уголки Подмосковья надо отводить для охраны природы и восстановления природного ландшафта в первую очередь.

Централизация транспорта, выражающаяся в преимущественном развитии радиальных сообщений перед всеми прочими, способствует сохранению вокруг Москвы все ещё обширных зеленых клиньев. Для многих периферийных точек Московской области транспортная связь через Москву является пока что более скорой и надежной, чем прямая. Наблюдается ускоренный рост поселений вдоль радиусов и замедленный в стороне от них. Это также большой плюс для охраны природы, и это значит, что хордовые дороги нежелательны.

Преимущественные направления роста Москвы вдоль двух или самое большее трех избранных радиусов для охраны природного ландшафта предпочтительнее, чем рост во все стороны, но возможные направления крайне неравноценны. Экстенсивный путь территориального развития — направление, в котором столица росла меньше всего, т.е. вверх по  Москве-реке, на запад и северо-запад, разумеется, неприемлем. Интенсивный путь, т.е. наступление на Мещеру, где уже имеется много городов и рабочих поселков, более желателен, так как в этом секторе природа и сельское хозяйство Подмосковья, учитываемые в целом, понесут меньше потерь, а кое-что даже приобретут благодаря рекультивации. Как компромиссное решение может быть предложено совсем новое направление роста, но параллельное старому —  правобережье Москвы-реки вдоль Рязанского шоссе, если его дополнить новой железной дорогой от Бирюлево и Царицыно через Бронницы до Коломны, что означало бы расширение уже урбанизированного Рязанского сектора.

Подчеркнутые особенности транспортной сети Подмосковья и предложенные направления ее развития также следует считать природоохранными принципами организации территории. Вместе с тем можно ожидать, что искусственно стимулируемый рост Москвы в избранном направлении вряд ли сможет долго противостоять тенденции к росту во все стороны, тем более, что серьезных естественных предпосылок линейного роста, таких, как Волга в Волгограде или долина Куры в Тбилиси, в Подмосковье нет, а тяготение к другим крупным городам на конфигурацию столицы мало влияет. Как это ни парадоксально, но до появления железных дорог и автомобилей рост Москвы в сторону Петербурга и Нижнего Новгорода был заметнее, потому что ведущие к ним дороги на всех этапах обслуживались местным населением и более равномерно влияли на производительные силы. Москва-река ниже столицы, не имеющая существенного транспортного, рекреационного и эстетического значения, может стать планировочной осью юго-восточного сектора лишь пассивно, поскольку окажется между застроенными радиусами. Впоследствии должна восторжествовать идея компактного города. Москва должна больше расти по вертикали, благодаря высотным сооружениям и нежилым подземным помещениям. Многокорпусные комплексы надо заменять монолитными микрорайонами-зданиями.

Экологическая роль административных границ

Граница Москвы (официальная) влияет на природные компоненты ландшафта двояко: 1) положительно, так как сдерживает давление города на загородные леса и поля, стимулируя интенсивное развитие столицы за счет ее внутренних пространственных ресурсов: 2) отрицательно, поскольку увеличивает это давление на внутригородские незастроенные земли. На протяжении истории Москву оконтуривали два вида границ: 1) овальная, временами почти круглая (Бульварное и Садовое кольца, Окружная железная дорога, Московская кольцевая автодорога (МКАД): 2) розеточная, огибавшая радиальные выросты города (Камер-Коллежский вал, граница 1959 г.). После того, как к городу присоединяются отдельные поселения, его граница становится розеточной; затем границей охватываются промежуточные земли, в том числе незастроенные, и она вновь делается овальной. Чередование двух видов границ можно считать закономерностью. Для сохранения природного ландшафта важно, чтобы городская черта сдвигалась своевременно. Преждевременное расширение города ведет к расточительству в использовании земель; запоздавшее происходит после того, как многие внутригородские лесопарки и поймы заметно потеснены и блокированы новостройками.

К настоящему времени период целесообразного существования овальной границы, проходящей по МКАД, по-видимому, закончился. Включение в столицу города Солнцево и некоторых поселков, примыкающих к МКАД, открыло путь к формированию розеточной границы. Желательно, чтобы такие города, как Химки, Реутов, Люберцы присоединились к Москве намного раньше, чем лежащие между ними лесопарковые массивы и сельскохозяйственные земли.

Граница Московской области тоже играет двоякую роль, но в ином смысле:

1) отделяет ядро Московского региона от периферии и в этом отношении аналогична городской черте; расширение Московской области в какой-то мере усилило бы урбанизацию вновь присоединяемых территорий;

2) отделяет узловой район — территориальную сферу влияния Москвы от узловых районов Смоленска, Рязани и других областных центров, т.е. служит барьером для некоторых территориальных связей.

В нашей стране пассажирский общественный транспорт и местные грузовые перевозки организованы по   административным районам. До границ районов большинство линий общественного транспорта в сельской местности не доходит. Вдоль границ образуются зоны экономического вакуума. Мелкие сельские поселения исчезают там быстрее всего. Это особенно заметно на западной и восточной границе области. Пограничные полосы благоприятны для ленточных лесных массивов, а на стыках границ, в узлах расширения зеленых лент, можно устроить природные заповедники. Имеется возможность превратить всю границу “округленного Подмосковья” в зеленую изгородь. Границы подмосковных городов и административных районов Московской области обладают теми же свойствами, но в меньшей степени.

Административные границы будут играть положительную экологическую роль, если они проведены правильно, т.е. в соответствии с силовыми линиями социально-экономического географического поля —  актуальными и потенциальными направлениями транспортных, информационно-управленческих и иных связей. Идеальной формой административного района в моноцентрической области является зонно-секторная трапеция —  четырехугольник между двумя дугами и двумя радиусами.

Центры административных районов Подмосковья должны располагаться на их окраинах, ближайших к Москве. Достаточно правильной формой и необходимым эксцентриситетом обладают сегодня Загорский, Можайский, Одинцовский, всего около половины районов Московской области. Чтобы быть осью зеленой изгороди, административная граница должна быть устойчивой. Историко-географический анализ административно-территориального деления показывает, что правильно ограниченные районы устойчивы и склонны возобновляться после их ликвидации. Только устойчивые районы смогут стать универсальными вещественными территориальными ячейками для разных сторон жизни общества, своего рода большими усадьбами с экологически обоснованным землеустройством.

Система лесопарковых и природоохраняемых территорий

Лесопарковые и природоохраняемые территории Подмосковья должны образовать единую систему, в которой можно различать следующие главные элементы.

Зеленый диаметр долины Москвы-реки. Выше столицы он нуждается в охране, а ниже — в рекультивации, но не для сельского хозяйства, а для рекреации и с точки зрения ландшафтной архитектуры.

Пойменно-береговая сеть вдоль всех рек, оврагов, берегов. В природе она древовидна, а в культурном ландшафте должна быть зациклена, замкнута: зеленые полосы от истоков рек надо продолжить и соединить с лесополосами иного происхождения.

Главные водоразделы — холмистые (на Московской возвышенности) и низинно-болотистые.

Зеленые клинья, лучи, радиусы между радиальными утилитарными транспортными линиями (например, между Рижским и Ленинградским железнодорожными  направлениями) и по обе стороны от перспективных туристских автодорог (таких, как Пятницкое и Рогачевское шоссе). Загородные зеленые клинья пересекаются пешими и водными туристскими маршрутами выходного дня.

Зеленые изгороди вдоль границ Московской области и ее административных районов

Лесопарковые пояса. Старый лесопарковый пояс в качестве цельного зеленого массива не сохранился, он состоит из островных лесопарков и кусков зеленых клиньев. Второй и третий пояса должны включить сохранившиеся лесные участки возле железнодорожных станций и платформ Абрамцево, Морозки, Березки, Чисмена, Часцовская, Бекасово, Шарапова Охота, Привалово и др. Четвертый пояс мог бы пройти по западной и восточной границам Московской области, по левобережью Оки и Протвы и вдоль волжских водохранилищ.

Полезащитные лесополосы (в малолесных районах), которые на пересеченной местности должны быть согласованы с горизонталями рельефа.

Парковые коридоры, лесополосы и бульвары между соседними городскими районами, пригородными поселениями, комплексами зданий. Сюда войдут и озелененные санитарные зоны (см. рис. 1,4 — 7, 30 — 33).

мособл2

Рис. 33. Желательное размещение охраняемых природных территорий в пригородном секторе. Охраняемые ландшафты, сохраняющие свои коренные природные свойства: 1 — в сильной, 2 — в средней, 3 — в слабой степени. Прочие объекты: 4 — центральный город и поселения-спутники, 5 — радиальные дороги, 6- границы узловых районов. Рис. 33 взят из статьи: Размещение охраняемых природных территорий относительно поселений и транспортной сети // Природные охраняемые территории. — Научн. тр. По охране природы, выл. 4/Уч. зап. Тартуск. ун-та, вып. 570, 1981, с. 41 —45.

Прочие проблемы организации территории

Агломерация детериораторов. Объекты, которые в той или иной степени портят окружающую среду, должны располагаться по возможности группами, что позволит, даже при сохранении существующих нормативов, уменьшить суммарные ареалы воздействия, буферные зоны, полосы санитарного разрыва. Это касается не только производственных предприятий, но и таких сравнительно безобидных детериораторов, как дачные поселки и места массового отдыха, которые сами страдают от вредных воздействий, из чего видно, что роль детериоратора относительна.

Охрана редкого и уникального должна применяться не только к исчезающим, реликтовым объектам природы и культуры, но и к нарождающимся, прогрессивным. Подобно тому, как человеческая жизнь больше всего опекается
медициной в младенчестве и в старости, точно так же заслуживают особой заботы положительные редкие явления в жизни общества и в окружающей среде, не только старинные, но и совершенно новые. Необходимо в первую очередь, пока не поздно, зарезервировать и охранять места для редких, но перспективных видов природопользования, например, в сфере рекреации — водоемы для виндсерфинга, склоны для горнолыжников и дельтапланеристов.

Предотвращение инверсии ландшафта. Как уже говорилось, застроенные и распаханные земли должны располагаться в культурном ландшафте в виде островов, соединенных транспортными мостами, а лесопарковые угодья образовать сплошную сеть «проливов”. В действительности сильна противоположная тенденция. Поселения, срастаясь вдоль дорог, превращают остатки природного ландшафта в жалкие островки. В Подмосковье многие земли, которые не числятся под лесами и считаются малоценными или непригодными для сельскохозяйственных предприятий, отводятся садовым товариществам.  застраиваются верховья и русла ручьев, болота и малые лесные поляны. Можно предвидеть, что жилища на дачных участках москвичей рано или поздно станут круглогодичными, а дачные поселки сольются в малоэтажный город. С такой инверсией ландшафта следует бороться. Нельзя допускать формирование новой сети поселений, удушающей природу. Надо использовать под коллективные сады прежде всего торфяники и карьеры, строить поселки крупные и компактные,
вблизи существующих дорог (Б.Б.Родоман, 1973).

Предложенные в этой статье приемы воздействия на пространственное развитие Москвы и Подмосковья надо понимать как приложение к столичному региону выработанных теоретической географией некоторых общих принципов, способствующих территориальному симбиозу природы и человечества. Во главу угла поставлено сохранение целостности охраняемого природно-ландшафтного покрова. Наиболее важным представляется вывод, что сознательное формирование административных границ и транспортного каркаса может стать надежным инструментом экологической политики.

23 февраля 1984

Источник: Родоман Б.Б., 2002. Поляризованная биосфера. Сборник статей. Смоленск: Ойкумена. С.210-219.

Примечание

[1] Первопубликация в сборнике: Московский столичный регион / Вопросы географии, сб. 131. — М.: Мысль, 1988, с. 72 — 79.

 

Об авторе wolf_kitses